http://tuofikea.ru/novelty

Профессор Сергей Лопатников: менталовирусная инфекция

История появления и распространения фейка про «открытие шлюзов» Неберджаевского водохранилища интересна с точки зрения нового вида ведения войн с помощью менталовирусного оружия. Сетевых хомячков, являющихся распространителями менталовирусной инфекции заразить просто: антивирусная защита мозга у них отсутствует напрочь. Никаких попыток проанализировать заглатываемую ими информации не делается, априорных знаний нет, логические способности отсутствуют.

В конкретном случае трагедии в Крымске любому непредвзятому человеку бредовость высказанных обвинений очевидна исходно. Удивительным образом, у хомячков не вызвала реакции настороженности даже имя и фамилия «источника информации» о сбросе воды: Юлия Андропова.

1. Нет, оно кончено, и такое может быть… Но не поставить на всякий случай галочку против такого словосочетания?

2. Знания школьной географии достаточно, чтобы сообразить, что Геленджик, подвергшийся удару стихии одновременно с Крымском, находится по другую сторону Кавказского хребта и ничего, кроме природной стихии не могло вызвать их одновременное затопление.

3. Даже те, кто никогда не бывал в Новороссийске могут пойти в «Гугле» и после первого же сообщения найти Неберджаевское водохранилище (при этом по первоначалу и водохранилище перепутали) и убедиться, что никаких шлюзов там и в помине нет, так как водохранилище имеет узкое назначение — служить хранилищем воды для Новороссийска. Поинтересуйтесь, но… лень. Главное прокукарекать. Кукарекающие хомячки — это вообще зрелище не для слабонервных.

… И т.д., и т.п.

Но менталовирусное оружие не было бы проблемой, если бы оно поражало только белолетночных идиотов. Проблема в том, что при массовом распространении, оно уничтожает страну. Всю страну. Ибо может приобретать чрезвычайно разные формы. Именно с помощью этого оружия, одним словом «Обогащайтесь», была уничтожена великая советская цивилизация. Благодаря забрасыванию антимилицейских вирусов, прежде всего, с благословения Медведева, вознамерившегося поменять милицию на полицию вряд ли сегодня найдется много честных «полиционеров» — если «всем известно», что в милиции/полиции сплошь одни жулики, кто честный пойдет туда работать? — Аналогично: «если во власти «все коррупционеры», то разве захочет идти во власть честный человек?

Разумеется, для успешного применения менталовируского оружия — как и всякого биологического оружия — нужна благоприятная среда, что включает, в частности, определенные традиции. Например, в Европе чума выбила три четверти населения во многом из-за той традиционной бытовой грязи, в которой веками жили европейцы (и многие живут до сих пор). Традиции — это исключительно консервативный элемент.
Это подразумевает активный поиск слабых мест в ментальности того или иного народа. По слабым местам можно бить.

Скажем, в России — таким слабым местом является понимание свободы, как вседозволенности для себя и порядка, как ограничения вседозволенности для других. Для США таким слабым местом долгое время был белый расизм, а сегодня — такое слабое место — это корреляция бедности с расой и угнетением.

Так или иначе, менталовирусное оружие становится грозной реальностью. Эту реальность нужно изучать и активно использовать. Разумеется, в каком-то смысле, менталовирусное оружие существовало всегда — и в качестве пропаганды (иначе бы никакие BBC и «голоса» просто не существовали бы) , в качестве генераторов и распространителей СЛУХОВ — это традиционная часть диверсионной работы спецслужб. Но сегодня, с колоссальным ускорением информационных обменов с помощью глобальных СМИ и сетей, наступает новое качество металовирусных войн и соответствующая работа должна ставится на должный уровень.

Об этом в следующий раз.