http://tuofikea.ru/novelty

«Diena»: русский язык нельзя использовать как политическое оружие

Сейчас в России сформировалось движение, огромное движение, направленное на интеграцию постсоветского пространства, на создание русского мира, на доминирование русского языка во всем постсоветском пространстве, не только доминирование, но и укрепление позиций и есть отдельные организации, которые уже вступили или вступают в него. В так называемую «Интернациональную Россию», которая фактически идентифицирует живущие здесь другие национальности, или как мы говорим, неграждан, зачастую давая им возможность присоединиться к этой группе.

«Интернациональная Россия» – это одна из составных частей, которая входит в созданный Путиным всеобщий Народный фронт. Уже и здесь, живущие в Латвии люди, которых мы не смогли основательно интегрировать в свое общество, начинают выбирать политическое единение с политическими силами и интересами других стран. Это очень важный момент, поэтому политические силы здесь, которые разъясняют свои позиции, фактически постоянно держат в уме этот вопрос. Политические силы готовят себе электорат, на которой они могут полагаться, с помощью различных методов и приемов.

Что касается вопроса со школами, языка обучения, я согласен с мнением, что это очень ясная задача не столько политикам, сколько, на мой взгляд, специалистам по лингвистике, психологам, детским психологам, медикам. Потому что это вопрос этнической принадлежности, вопрос традиций.

Касательно государственного языка, на мой взгляд, не было больших споров, это латышский язык без изменений. Я не согласен, что английский язык когда-нибудь станет государственным языком. Он будет языком международного общения, который будет необходим в глобальном мире, и Латвии и латышам, чтобы они могли конкурировать на рынке труда, глобальном мировом рынке. Без русского языка обойтись нельзя, но его нельзя использовать как политическое оружие.

В отношении признания или не признания факта оккупации, на мой взгляд, сейчас термин доминирует над содержанием. Это историческое событие, но сейчас последовали интерпретации, как бы для использования для своих политических целей, и партии, естественно, ищут поддержки в этом вопросе в первую очередь у соответствующих крупных держав. Россия не желает не только признавать факт оккупации, но и отказывается от признания этого факта, чтобы реализовать советскую реинтеграцию постсоветского пространства, чтобы создать евразийский союз, таможенный союз.

В России факт оккупации при нынешней политической ситуации признан не будет. И здешние силы полностью отрицают факт оккупации, но говорят иначе – юридическими терминами, фактически пытаясь уйти от сути этой темы. Если признать факт оккупации, то у многих живущих здесь появятся все эти юридические, имущественные, экономические вопросы, по которым можно выдвигать претензии. Это мне напоминает тот период, когда немцы спустя 50 лет выплачивали компенсации людям, которые насильственным образом были увезены в Германию. Россия не готова к такому решению.